воскресенье, 5 января 2014 г.

Рождество

Смотришь в небо и видишь -  Звезда

Еще каких-то сто лет назад главным зимним праздником в России было Рождество. История рождения Божественного Младенца восхитительно смешивалась в детских головках со счастливым праздничным волнением и оставалась с ними на всю жизнь...

Рождество приходило незаметно. Оно словно подкрадывалось издалека вместе с пылающими печами, морозным хрустом, льдистой чистотой и снежностью. Снег лежал повсюду: на тротуарах, заборах, фонарях. Мороз же бывал такой, что воздух мерз.
"Калитку тронешь - так и осыплет треском. Снег синий, крепкий, попискивает тонко-тонко. Дворники сгребают его в кучи, свозят. А не сгребай - увязнешь. А воздух... Серебрится пылью, дымный, звездный. Сады дымятся. Березы - белые виденья. Солнце над Барминихиным двором - в дыму, висит пунцовым шаром. От него столбы в зеленом небе... Водовоз подъехал в скрипе. Бочка вся в хрустале и треске. И она дымится, и лошадь вся седая. Вот мороз!.."
Иван ШМЕЛЕВ "Лето Господне"
И   казалось детям, что все вокруг,  от запушенной инеем бельевой веревки во дворе до последней веточки в сверкающих искорках, только декорация к сказке о Снежной Королеве. А в домах, теплых и уютных от жарко натопленных печей, уже шла суетливая уборка.
"Близится Рождество: матушка велит принести из амбара "паука ". Это высокий такой шест и круглая на нем щетка, будто шапка: обметать паутину из углов. Два раза в году "паука " приносят: на Рождество и на Пасху. Смотрю на "паука" и думаю: "Бедный, целый год один в темноте скучал, а теперь, небось, и он радуется, что Рождество ". И все радуются "
Иван ШМЕЛЕВ "Лета Господне"

Натирали мастикой полы, мыли двери, мятой бузиной чистили их медные ручки, обматывали тряпочками ("чтоб до Рождества не захватали") и развязывали только в Сочельник ("чтоб сияли, радостные, для праздника"). Во двор вытаскивали кресла и диваны, лупили по их мягким пузикам плетеной выбивалкой, потом натирали чистым снегом и сметали веничком. "Белили" ризы на образах: чистили до блеска щеточкой с мелком и водкой и ставили рождественские лампадки - белые и голубые. Протирали светлые изразцовые печи, до блеска начищая отдушинки. На окна вешали свежие накрахмаленные шторы, подтягивали их пышными сборками - это напоминало чистый, морозный снег, в гостиной стелили "рождественский" ковер - пышные голубые розы на белом поле.
В середине декабря начиналась предпраздничная суета. Огромные цветные шары фонарей, розовых и голубоватых, делали улицы сказочными. Ярко освещенные магазины гостеприимно зазывали на рождественскую распродажу. В их запушенных инеем витринах появлялись куклы, разыгрывающие вечную сцену; Дева Мария, волхвы и белые овечки склонялись над Младенцем в яслях. Иногда куклы "оживали" и давали целые представления, а на тротуарах перед ними скапливалась довольная толпа детей и взрослых.
"На прогулках с мадемуазель останавливаемся перед витринами магазинов, игрушечных, писчебумажных, и смотрим на обрамленные искрами морозных узоров предметы, пригодные стать подарками: бумагу для писем с серебристой окантовкой и двумя колокольчиками у левого угла, чернильницы в виде собак, лошадей и кошек, альбомы для стихов и рисования, карандаши в причудливых футлярах, россыпь перочинных ножей''
Анастасия ЦВЕТАЕВА "Воспоминания"

А на рынках и площадях - лес елок. Чего-чего, а этого добра а России было предостаточно! Пушистые красавицы стояли в снегу да инее, торговцы товар свой нахваливали, а народ прогуливался, выбирал. Тут же костры горели, а сбитенщики в елках аукались: "Сладкий сбитень! Калачи!" - предлагали обжечься на морозе горячим медово-имбирным напитком.
К Рождеству готовились: не только с любовью выбирали подарки, придумывали и шили забавные маскарадные костюмы, но и всей семьей делали елочные украшения. Дети - неисчерпаемые фантазеры - чудо творили из самых обычных вещей. К примеру, выдували из сырого яйца содержимое, на пустой скорлупе рисовали веселую рожицу, надевали сверху бумажный колпачок, снизу гофрированный воротник - и получался клоун. В ход шли также желуди, орехи, шишки, фольга, моточки шерсти, тесто, из которого лепили фигурки людей и животных. Такие самодельные игрушки приносили массу удовольствия всем членам семьи.
С базара приносили ВЫСОКУЮ пышную елку, устанавливали ее в гостиной, и, отогреваясь, она наполняла дом ни с чем не сравнимым запахом хвои, запахом Рождества. Из глубин старого стенного шкафа извлекались вороха пахнущих пылью коробок, полных прошлогодних чудес, шелеста, шуршаний и блеска. И начинали священнодействовать.
«Сначала вешали на нее крымские румяные яблочки, потам апельсины и мандарины на красных гарусных нитках, потом золотые и серебряные орехи, потам хлопушки, под самый конец - свечи. Елка стояла нарядная, огромная и была похожа на какую-то древнюю царицу, разубранную в жемчуга и парчу, гордую и прекрасную"
Александр ВЕРТИНСКИЙ "Дорогой длинною..."

По  традиции, пока взрослые украшали елку, дети ждали в другой комнате. Им не разрешалось входить в гостиную, где с самого утра что-то заносили, тихонько постукивая и шурша тонким звуком картонных коробок. Немаленькие сорванцы прекрасно знали, что родители накупили им множество чудесных подарков и сейчас расставляют их под елкой.
Дом был полон шорохов, шелеста, затаенности за закрытыми дверями залы  и чуткого прислушивания сверху, из детских комнат, к тому, что делается внизу. В этой таинственности и была главная интрига Рождества. Одним глазком, в приоткрытую дверь, дети видели приготовления к трапезе: раздвинутый на всю длину стол, горы парадных сервизов, перемываемых накануне, стопки отглаженных скатертей и салфеток, десертные китайские тарелочки, слышали звон бокалов и рюмок.
А на кухне, тоже праздничной, добела выскобленной, с новыми рогожками, кухарки с ног сбивались, колдуя над праздничным обедом или, вернее сказать, поздним ужином, потому что в этот день ничего нельзя было есть до вечерней звезды, разве что чайком "побаловаться" с сайкой или маковой подковкой. Но к рождественскому застолью уже тушилось, варилось, жарилось и пеклось всяких вкусностей превеликое множество.
"Я украдкой сбегаю в кухню. Какие запахи! Пахнет мясными пирогами, жирными щами, гусем и поросенком с кашей... - пocле поста так сладко. Это густые запахи Рождества, домашние"
 Иван ШМЕЛЕВ "Лето Господне"

Часы в тот день тикали медленно... Часовой и получасовой бой были оттянуты друг от друга, как на резинке. И ужасно долго не смеркалось. Когда детское нетерпение достигало своего апогея, наступал Сочельник - вечер на кануне Рождества. Часов в шесть-семь сумерки сгущались и высоко в темно-синем небе, прямо над большим тополем во дворе, зажигалась долгожданная звезда. Крупная, нежно-голубоватая, единственная на фоне быстро темнеющего неба.
"Это моя звезда! - сказал, я себе однажды и с тех пор часто смотрел на нее вечерами, отыскивая ее первую на вечернем небе. Я  разговаривал с ней, поверяя ей все свои детские тайны и желания, а она тихо мерцала своими золотыми ресницами, точно во всем соглашалась со мной"
Александр ВЕРТИНСКИЙ "Дорогой длинною..."
И вот наконец в детской раздавался тонкий призывный звук серебряного колокольчика: динь-динь, динь-динь!
"Быстрые шаги вверх по лестнице входящей к нам фрейлейн, наскоро поправляемые кружевные воротники, осмотр рук, расчесывание волос, уже спутавшихся, взлетающие на макушке бабочки лент - под топот и летящих и вдруг запинающихся шагов вниз по лестнице - нам навстречу распахиваются двухстворчатые высокие двери... И во всю их сияющею широту, вo всю высь вдруг взлетающей вверх залы, до самого ее потолка, - она! Та, которую тащили, рубили, качали, устанавливали на кресте, окутывая ее зелеными  небесами с золотыми бумажными ангелами и звездами. Которую прятали от нас равно с такою же страстью, с какой мы мечтали ее увидеть".
Анастасия ЦВЕТАЕВА "Воспоминания"
Дети, обомлев от восторга, замирали и смотрели на всё сияющими глазами: словно подарки доброй феи поблескивали в колючих веточках золотые орехи, сахарные петушки и бусинки леденцов; шаловливая обезьянка строила веселые рожицы обсыпанному кусочками слюды Коту в Сапогах; покачивалась на золотой ниточке танцовщица в юбочке из папье-маше; посверкивали десятки маленьких свечек, а на самом верху тускло горела Вифлеемская звезда. Под елкой были разложены подарки, к великому, повторяющемуся каждый год удивлению, - те самые, какие им хотелось. В такие минуты уют родительского дома казался вечным. На душе становилось тепло от счастья и любви к близким.


А в передней тем временем весело позвякивал колокольчик, извещая о приходе гостей. В столовой потрескивал камин, за белыми узорно оледенелыми стеклами окон смутно качались деревья в саду, седые и мохнатые от инея. Наступало время праздничного ужина.
По старинному поверью, обилие яств в этот день обеспечивало благополучие на весь предстоящий год, поэтому рождественские столы ломились от кулинарных изысков. Чего здесь только не было!
"И всякие колбасы, и рыбы всякие, и семга красная, и лососинка розовая, и белорыбица, и королевские жирные селедки в узеньких разноцветных "лодочках", посыпанные лучком зеленым, с пучком петрyшечьей зелени во рту; и сиг аршинный, сливочно-розоватый, с коричневыми полосками, с отблесками жирка, и всякое заливное, с лимончиками-морковками, в золотистом ледку застывшее, и всякий, для аппетиту, маринадец, и румяные расстегайчики, и слоеные пирожки горячие, и почки в мадере, и всякие грибки в сметане …"
 Иван ШМЕЛЕВ "Лето Господне"
Главным же блюдом русского рождественского стола были нетрадиционная индейка и даже не гусь с яблоками, а блюда из свинины. Особенно "уважали" жареного поросенка - розовенького, лоснящегося, с хрустящей корочкой, фаршированного гречневой кашей, а также сочный свиной окорок домашнего приготовления. Не забывали и про пшеничную кутью, приготовленную с миндальным или маковым сладким молочком, медом и толчеными грецкими орехами. Ее ставили па солому, символизирующую ясли, в которых родился Христос. А еще в прежние времена пекли пироги двенадцати сортов - по числу апостолов.
В Сочельник всегда ждали прихода сказочных и по-особому одетых существ - ряженых. В их шумных ватагах можно было встретить девушек, облачившихся в мужские одежды, и парней, натянувших на себя сарафаны. Ряженые мазали лица сажей, рядились в медведя, козла, барана, выворачивая шубы мехом наружу, надевали лошадиные маски. Они ходили по домам, пели колядки, выпрашивали подарки. Отказать было нельзя - щедростью подарка покупалось изобилие в новом году. Не обходилась и без святочного гадания, как со старины повелось, ведь еще когда "волхвы-гадатели ко Христу были допущены, так и установлено, что раз в году человеку судьба открываюсь".

И  все же подлинная аура Рождества нигде не ощущалась так, как на праздничной церковной службе. Поэтому, когда запевали тысячи колоколов - отправлялись ко всенощной. За низкими сводчатыми оконцами, поверх снежных сугробов, призывно мерцали огоньки свечей. Церковь бывала полна, блистала огнями алтаря, звездой, снявшей над ним и ярко озаренным Вертепом, где волхвы в разноцветных мантиях уже поклонялись Младенцу Иисусу. На клиросе пели, "Рождество Христово славили". И "взыгрывало" сердце, будто в нем свет зажигался, глаза увлажнялись слезами умиления и радости. На обратном пути удивлялись, что "все - другое".
"Снег - святой.  И звезды - святые, новые, рождественские звезды. Рождество! Посмотришь в небо. Где же она, та давняя звезда, которая, волхвам явилась! Вон она: над Барминихиным двором! Каждый год - над этим садом, низко. Она голубоватая, Святая.  Бывало, думал: «Есть ли к ней идти - придешь ТУДА. Вот прийти бы... и поклониться вместе с пастухами Рождеству! ОН – в яслях, в маленькой кормушке, как в конюшне... Только не дойдешь, мороз, замерзнешь!"
Иван ШМЕЛЕВ "Лето Господне"
А какое блаженство было проснуться на первый день Рождества! Вспомнить, что наступили Святки, что впереди санки, коньки, катания с ледяных гор, театр. Прислушаться к тишине праздничного утра и, не вставая с постели, еще раз перебрать полученные накануне сокровища. А над садом, в высоком светлом небе незаметно догорала голубоватая звезда, чтобы вновь ВСПЫХНУТЬ на следующее Рождество...    
     
Текст составлен по материалам статьи Нины Дороховой, отрывки произведений Ивана Шмелева "Лето Господне", Анастасии Цветаевой "Воспоминание", Александра Вертинского "Дорогой длинною..."
В качестве иллюстрированного материала использованы - замечательные открытки художницы Е.М. Бем. Приятного просмотра...

 


















На заметку ...

Как известно, в нашей стране церковь в начале 20 века не перешла с Юлианского календаря на новый григорианский, вследствие чего календарь на 13 дней отличается от календаря, используемого остальными христианами. Рождество, как праздник в России, значительно отличается от своего аналога в остальном христианском мире. Изначально Рождественские праздники были связаны со множеством народных обычаев, но они забылись, после того как в 1918 году празднование Рождества было запрещено. Лишь в 1935 году советская власть вновь разрешила ставить и наряжать елки — правда, уже не рождественские, а новогодние. И звезды на верхушке ели стали по-советски пятиконечными. А ранее звезды были семиконечными и символизировали ту самую звезду, которая, согласно Евангелию, привела к только что родившемуся младенцу Христу волхвов. Приблизительно то же самое произошло и с праздниками — Новым годом и Рождеством. Если до 1918 года Рождество отмечалось повсеместно, а Новый год был гораздо менее значимым праздником, то при советской власти они поменялись местами. Советский Союз оказался единственной страной в мире, где Новый год впитал в себя рождественские атрибуты, оставаясь при этом вполне советским праздником. И после дробления Советского Союза обратной трансформации не произошло — Новый год так и остался традиционным семейным праздником, в то время, как праздновать Рождество начала лишь часть населения страны, преимущественно православные верующие. В последние годы, однако, все больше людей посещает в Рождественские праздники церковь, вспоминая религиозный смысл праздника. Сегодня большинство верующих в России отмечает Рождество 7 января (по старому юлианскому календарю), соблюдают предшествующий ему сорокадневный Рождественский пост и приходят в храмы, чтобы присутствовать на всенощном бдении в честь Праздника Рождества Христова. Так, главная рождественская служба в храме Христа Спасителя в Москве в последние годы собирает более 5 тысяч человек ежегодно. Главное богослужение страны возглавляет патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 



1 комментарий:

  1. Спасибо за замечательную статью... Рождество и Пасха - это мои любимые праздники

    ОтветитьУдалить